Эксперт: «Издатели имеют весьма смутное понятие, где находится Беларусь»

В 2018 году Беларусь начнет взимать налог на добавленную стоимость с площадок, которые продают цифровой контент. Ожидается, что новая модель налогообложения затронет прежде всего сферу цифровых развлечений. Подорожает музыка, фильмы и компьютерные игры, которые уже давно продаются через интернет. Проект «Слово делу» попытался разобраться в туманном будущем цен на цифровой импорт и поговорил с владельцем интернет-магазина Андреем Вендиловским.

Можно ли говорить, что бизнес по торговле программным обеспечением, в том числе и игровым, полностью перешел в сферу цифровой дистрибуции? Лотки с дисками в подземных переходах - это теперь прошлый век?

Если говорить про вымирание лотковой торговли с дисками, то тут повлиял фактор распространения скоростного интернета. Большинство белорусских площадок торговало пираткой, но кто будет покупать то, что можно и так получить бесплатно.

А как же магазины, торгующие только лицензионной продукцией?

Тут больше повлияла жадность производителей, и их попытки монополизировать рынок. Объясняю любимый трюк. Производитель отпускает в магазин позицию за 1500 российских рублей и указывает, что рекомендованная цена 2000 рублей. К 1500 добавляются расходы и прибыль. А через пару месяцев, производитель на своем сайте объявляет об акции – теперь у них цена на эту игру 1000 российских руб. Конечно, покупатель, видя разницу в стоимости в магазине и на сайте, рискнет купить на сайте. А что магазину? Ему никто не уменьшит цену. Продавать себе в убыток? Вопрос на самом деле шире и объемней чем кажется на первый взгляд. Попытки некоторых западных издателей стать монополистами, отказаться от дистрибьюторских сетей и продавать контент напрямую только через свой сайт буксуют и через некоторое время они начинают идти на попятную. Это связано с особенностями работы с локальными электронными деньгами и банковскими карточками.

Насколько изменился спрос на цифровые продукты из-за смены модели доставки контента? Есть основание говорить, что лицензионный контент стал более востребован?

Одно с другим не настолько крепко связано. Если сравнивать долю «цифры» по сравнению с дисковыми версиями, то эта доля увеличилась. Но цифровая дистрибуция существует уже давно. Как и модель доставки через интернет. Раньше, проверка лицензионной защиты игры была привязана к диску и уникальному ключу, испортил диск – потерял лицензию. Долгое время производители дурили голову людям с ограниченными возможностями активации, вызывая оправданные вопросы по этому поводу.

Сейчас ключ одноразовый, диски как приложение для ускорения установки, прежнюю необходимость они потеряли. Но все это никаким боком не увеличивает интерес именно к лицензии. Да, не спорю, за 10 лет рынок цифровой лицензии серьезно расширился и стал де-факто обязателен для производителя, и если человеку нужно было купить для личного использования специфическую программу, которой не было в магазине, то сейчас ему это сделать легко.

Учитывает ли белорусское законодательство особенности бизнеса по цифровой продаже контента? Есть ли законодательные пробелы, которые необходимо заполнить, чтобы стимулировать развитие торговли контентом?

Там работы, непочатый край. Если мы хотим продвигать цифровую торговлю за рубеж, то нужно серьезно заняться вопросом оборота электронных зарубежных денег. Не каждый отважится платить в страну где «много страшных хакеров».

Интересен ли белорусский рынок зарубежным издателям игр и что они предпринимают для его стимулирования?

Издатели имеют весьма смутное понятие, где находится Беларусь. И будем откровенны, Беларусь, как рынок для них очень малоинтересен, не смотря на всякие заявления – он слишком мал для них. Законы экономики не обманешь, печальный факт. Со стороны Запада не стоит ждать послаблений – рентабельность их усилий начинается от определенной отметки, и мне не раз признавались, что вся Беларусь по объемам закупок сравнима со средним московским оптовиком.  Что же касается стимулирования конечного потребителя… это больше похоже на шизофрению.  С момента, как западные издатели вышли на наш рынок, цены на игры одного класса поднялся в валютном эквиваленте более чем в 15 раз! При этом со всех сторон говорят про санкции, падение доходов, производители плачутся, на уменьшающейся спрос и… поднимают цены, чтобы в будущем довести их до уровня европейских. Потом жалуются растущее пиратство, падение спроса и… снова поднимают цены.

Влияет ли отсутствие формального хождения электронных денег на коммерцию в области продажи доступа к игровому контенту? 

Для продажи внутри Беларуси – практически не сказывается. Владелец этих денег вероятнее всего заплатит ими напрямую западному издателю, а если у меня ценник ниже, то ему проще заплатить белорусскими рублями. Никто не будет переводить деньги в чужую «электронку» чтобы платить здесь, а те, кто серьезно работает и получает доход в этих «чужих» деньгах не захочет светить свои данные. Невозможность принимать оплату от зарубежных клиентов в их электронных деньгах ЛЕГАЛЬНО – проблема. По закону, у нас это запрещено.

Что изменится с введением в Беларуси НДС на контент, который размещен на зарубежных площадках? Могут ли крупные издатели отвернуться от Беларуси?

Отвернуться можно лишь от того, к чему поворачивался. Вопрос про налоги с софтверных гигантов -  эта тема, которая волнует много стран, и чувствую, не один десяток адвокатов, заработают на этой теме себе и своим потомкам на безбедную жизнь.  Если у авторов проекта хватит понимания свести это до взаимоотношения юридических лиц и их деятельности,  вроде рекламного контента и прочих подобных услуг, то особо ничего не случится. А вот если они захотят требовать НДС с платежей частных лиц, как к примеру абонентка за World of Warcraft и подобные игры, то их ждет полный провал. Нужно будет как-то выявлять подобные платежи.

 

Загрузка комментариев...