Белорусы перестали боятся банковских карт, но платить ими можно не везде

Мне в принципе не очень нравится слово «должны». Считаю, что это не тот случай, когда кто-то что-то кому-то должен. Мы же прекрасно понимаем, что банкам, как участникам безналичного оборота, безусловно, с точки зрения снижения операционных издержек, безналичный оборот значительно более интересен, чем наличный.

Поэтому банки тем или иным образом стимулируют переход своих клиентов в безналичный мир. При этом я исхожу из того, что образованный клиент для любого нормального бизнеса является предпочтительнее необразованного. Поэтому любой нормальный бизнес стремится к повышению уровня знаний своих клиентов.

Поэтому «подталкивание» клиентов к чему-либо, в том числе и к безналичным платежам, только экономическими и репрессивными методами, без объяснения «на пальцах» неочевидных преимуществ, - это всё же экстенсивный путь развития. Любому банку необходимо, чтобы в его клиентской базе накопилась критическая масса клиентов, которые осознанно принимают те или иные новации. А достичь этого можно только путем повышения потребительских качеств банковских продуктов и услуг, выстраивания интуитивно понятных целевой аудитории интерфейсов взаимодействия, а также путем постоянного, кропотливого разъяснения преимуществ и недостатков (да, и недостатков в том числе, – нужно быть честными с клиентами) этих инноваций.

Другой вопрос, удалось ли банкам убедить белорусов не снимать все наличные с карты в день зарплаты. В стране 13.85 млн. карточек в обращении, платежные терминалы установлены практически во всех магазинах, как в городской, так и в сельской местности. 

Почти 45% от общего оборота по операциям с использованием карточек и 83% количества всех карточных операций приходится на их безналичную часть. Я в той или иной форме уже очень давно плотно соприкасаюсь с карточным бизнесом и хорошо помню, как сложно внедрялись карточки в быт белорусов. Сейчас же оплата телефоном, часами, любыми иными девайсами, например, в Минске, вообще не вызывает каких-либо эмоций у кассиров в магазинах. И я сам, живя, в окрестностях Минска, вижу, как активно используют карточки люди на селе. Создана ли уже критическая масса? В работе с коммунальными и аналогичными платежами – скорее да, чем нет.

Всё же для большинства населения оплата коммунальных платежей, платежей за мобильную связь безналичным путем уже стала нормой. Многие специально оставляют «на карточках» суммы для оплаты коммунальных платежей. Во многом это связано и с очевидным неудобством оплаты таких платежей наличными. Что же касается стационарной торговой сети, то тут такого резкого различия в удобстве между наличными и безналичными формами не ощущается. Хотя введение монет, безусловно, сделало расчеты наличными менее удобными, всё же еще многие люди используют наличные в расчетах в торговле наряду с безналичными. Остались еще целые сегменты, в которых безналичные формы оплаты не получили широкого распространения и/или они менее удобны, чем наличные.

Это и рынки, и общественный транспорт, и некоторые услуги в точках, для которых их оказание не является профильным (например, в библиотеках, в точках разъездной торговли и общепита). Я верующий православный христианин и для меня крайне неудобно то, что я не могу расплатиться карточкой при приобретении разнообразной церковной продукции и литературы. Кроме того, не охвачен безналичными платежами рынок мелких разовых услуг, которые люди оказывают друг другу, вторичный рынок вещей. 

Яркий пример – это сбор средств в родительские комитеты в школах и детских садах. У меня очень редко есть наличные деньги, и просьба ребенка сдать 50 копеек на Красный Крест выбивает меня из колеи. Это, пожалуй, одни из немногих случаев в моей жизни, когда без наличных никак не обойтись.

Меня спрашивают, а можно ли вообще обходиться без купюр и монет? Уровень проникновения безналичных расчётов в нашей стране уже достаточно высок. Тем не менее, у меня есть ощущение, что в ближайшем будущем всё равно останутся люди, которые принципиально доверяют наличным больше, чем безналичным. И вот тут уже встает вопрос, а должно ли государство заставлять банки, торговую сеть и иных субъектов хозяйствования принимать наличные денежные средства? Будет ли государство спокойно смотреть на то, что наличные будут массово поражаться в правах? Вопрос философский. Я думаю, что поколение Z автоматически станет безналичным, просто потому что им так удобнее и естественнее. И поражение в правах наличных будет воспринято ими индифферентно.

 

Загрузка комментариев...