Бизнес-климат в Беларуси изменился: «потеплело», стало меньше банкротств

Всем известно, что Беларусь находится в зоне рискованного земледелия, что обусловлено климатической зоной восточной Европы. То же можно сказать и о бизнесе нашей страны, который постоянно испытывает на себе «климатические» колебания, обусловленные изменением условий, в которых приходится работать. Получить урожай в виде прибыли также непросто, как гарантировать благоприятную погоду на месяц вперед. В последнее время можно наблюдать некоторое потепление, связанное прежде всего с преодолением похолодания 2011-2015 годов, но это скорее восстановительный рост.

Предприятия различных отраслей экономики воспринимают это потепление по-разному. По-прежнему не очень уверенно ощущают себя предприятия строительной отрасли, промышленности, сельского хозяйства, то есть основные драйверы экономики страны. В то же время внутренние колебания не отражаются на тех, кто играет преимущественно на внешних рынках.

Число предприятий, которые оказались в процедуре несостоятельности, в Беларуси стало уменьшаться. Заметный рост числа банкротств наблюдался в 2013-2016 годах, а в прошлом году эта тенденция преломилась. В 2017 году всего возбуждено 2044 дела об экономической несостоятельности (банкротстве), что на 20% меньше, чем в 2016 году, снизившись до уровня 2014 года. При этом из двух тысяч возбужденных дел 1569 – в отношении организаций, у которых на момент подачи заявления не было никакого имущества.

Тенденция к снижению роста числа банкротств прослеживается и в текущем году. По статистике Верховного Суда Республики Беларусь в первом полугодии 2018 года число поступивших в экономические суды заявлений об экономической несостоятельности (банкротстве) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизилось на 26 процентов.

В то же время динамика поданных в экономические суды заявлений о банкротстве не в полной мере отражает объективную ситуацию положения субъектов предпринимательской деятельности на рынке. Это связано с определенными процессуальными особенностями, предусмотренными для подачи таких заявлений в суды. Например, если обратиться к статистике органов принудительного исполнения, то в 2017 году исполнительных производств возбуждено на 15% больше, чем в 2016 году.

В настоящее время в активной стадии находится работа по новому Закону Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности и банкротстве». Если те положения, которые проходят сегодня обсуждение в рабочей группе по подготовке проекта этого закона, найдут поддержку у законодателя, то можно будет ожидать кратного снижения числа возбужденным процедур банкротства, но это не будет связано с улучшением бизнес-среды.

Стоит ли государству упростить процедуру закрытия бизнеса и его реформирования в другие виды, например ЧУП в ИП? В нашей стране вход в бизнес предельно упрощён, чего не скажешь о выходе из него. И это совершенно объяснимо, потому что выход из бизнеса часто сопровождается непогашенными долгами. Если процедуру сделать излишне либеральной, то платить будут «только трусы».

Однако сегодня нужно говорить об упрощении процедур банкротства, в первую очередь в отношении тех банкротов, у которых нет имущества.

Из приведенной мною выше статистики следует, что примерно две трети банкротств – это предприятия без имущества. Это означает, что у таких банкротов нет никаких активов, за счет которых можно не только рассчитаться с кредиторами, но даже и возместить затраты на проведение самой процедуры банкротства. То есть вся длительная и сложная процедура банкротства фактически сводится к обеспечению загрузкой судей, антикризисных управляющих, налоговых и контролирующих органов.

Что же касается реорганизации бизнеса в иные организационно-правовые формы, то формально-юридическая сторона в этих вопросах предельно простая. Это, кстати, повлекло в последние годы большой поток злонамеренных реорганизаций, направленных не на оптимизацию бизнеса как такового, а на уклонение от погашения кредиторской задолженности.

Осенью ожидается пакет изменений в этой части в Гражданский кодекс, что несколько упорядочит и усложнит процедуры реорганизации, но в то же время будет способствовать защите прав кредиторов.

Меня спрашивают, а вообще, способны ли белорусы организовать высококонкурентные производства.Нашим соотечественникам зачастую не хватает кругозора, смелости и права на риск. Мы живём в небольшой стране, у нас не развиты практики международного обмена, мы плохо знаем иностранные языки, нас с детства учат сидеть и не высовываться. Поэтому мы вырастаем и даже не понимаем, что такое глобальный рынок, по каким законам он функционирует, и как себя на нём вести. Но даже если ты преодолел эти барьеры, контролирующие органы родной страны всегда найдут возможность тебе напомнить о себе, что будет мотивировать скорее не на развитие бизнеса здесь и сейчас, а на его развитие сейчас, но не здесь. Ведь у каждого только одна жизнь.

Поэтому начинать надо было уже вчера, хотя никогда не поздно это делать, с раскрепощения мышления наших детей, обучения способных в лучших мировых вузах, включения молодёжи в систему международной коммуникации, и максимальному снижению тех барьеров внутри сраны, которые построены нами самими. Примером эффективности таких подходов является отрасль ИТ, в которой большинство работающих в возрасте до тридцати. ИТ демонстрирует самые заметные и громкие успехи на ниве международной конкуренции и кооперации, поэтому и работает в режиме максимального благоприятствования.

Для организации высококонкурентных производств нам нужна не формальная открытость в виде открытых границ, а системные усилия, направленные на обучение, встраивание в международную систему личной и профессиональной коммуникации, преодоление избыточных барьеров и внутренней бюрократии.
Эксперт статьи
Сергей Пинчук

Сергей Пинчук

Aнтикризисный Управляющий

Задать вопрос

Компетенции

Антикризисное управление
Загрузка комментариев...